Когда нефть дорожает, а инвестиции стагнируют

Исторически наблюдалась высокая корреляция между ценами на нефть и инвестициями в разведку и добычу. Но сейчас корреляция «сломалась». Инвестиции всё ещё следуют за ценами, но гораздо медленнее. Ждать ли нам энергетической катастрофы? Проблему изучил приглашенный профессор РЭШ Александр Маланичев.

Из сопоставления графиков видно, как с 2014 по 2016 гг. инвестиции упали почти на те же 60%, что и цены на нефть. В дальнейшем что-то пошло не так. Изменения связаны с двумя факторами. Во-первых, борьба за зеленую экономику оказывает давление на инвесторов в добычные проекты. Международное энергетическое агентство даже призвало отказаться от финансирования новых нефтегазовых проектов. Во-вторых, владельцы компаний, добывающих сланцевую нефть в США, перешли от стратегии роста к стратегии возврата инвестиций.

Такое структурное изменение на рынке в теории может иметь серьезные последствия. Отстающая от цен инвестиционная активность (а после 2013 г. инвестиции и вовсе несколько лет падали), казалось бы, должна привести к нехватке предложения, дефициту и сильному росту цен на нефть.

Однако эта верная в теории логика уже не работает – корреляция сломалась в обе стороны, и сокращение инвестиций в прошлом совершенно не обязательно приведет к росту цен на нефть в будущем. Секрет прост – при падении инвестиций во время снижения цен на нефть растет эффективность вложений, т.е. на каждый доллар инвестиций можно добыть в будущем больше нефти, чем в «тучные» годы.

Есть по крайней мере три причины для роста эффективности инвестиций, про которые за редким исключением не любят вспоминать ни руководители компаний, ни аналитики, ни консультанты.

Первая – структурная – так называемый High Grading, или выбор наиболее эффективных участков для добычи, образцов оборудования и буровых бригад. Во время падения инвестиций выгодно выводить малопроизводительные элементы и оставлять самые эффективные. В производственных компаниях более тщательно смотрят на инвестиционные проекты и оставляют только наиболее перспективные.

Вторая причина – отраслевая дефляция: падает спрос на услуги сервисных компаний и расходные материалы, а за ним – и цена на них. Разработка новых месторождений проводится уже за меньшие деньги, т.е. эффективность инвестиций повышается.

Третья причина – снижение цен на нефть приводит к обесценению национальных валют стран, чья экономика зависит от экспорта нефти, например, мексиканского песо. Следовательно, инвестиции, оплачиваемые национальными компаниями в местной валюте, в долларовом выражении будут выглядеть гораздо скромнее.

Таким образом, снижение инвестиций может быть предвестником будущей нехватки нефти, но ее влияние будет компенсировано ростом их эффективности, не говоря о прочих факторах, таких как падение спроса на нефть из-за развития «зеленой экономики».

Статья написана для телеграмм-канала «Технологии против геологии», сфокусированном на фундаментальном анализе рынков энергоносителей.